Jump to content
Sign in to follow this  

Recommended Posts

Тема выделена из этого обсуждения

3.    Страховой случай.
3.1.    Страховым случаем по настоящему Договору является утрата права собственности (полная или частичная) Страхователя на недвижимое имущество по причинам, не зависящим от Страхователя, подтвержденная вступившим в законную силу решением суда по иску третьего лица, поданному в течение срока действия договора страхования, и внесением соответствующих изменений в государственный реестр прав собственности на недвижимое имущество, а именно:
3.1.1. признание судом недействительной Сделки, в результате которой Страхователь  приобрел право собственности на недвижимое имущество;
3.1.2. признание судом недействительными каких-либо из Сделок, предшествовавших сделке, в результате которой Страхователь приобрел право собственности на недвижимое имущество;
3.1.3. истребования недвижимого имущества из чужого незаконного владения Страхователя (виндикационный иск).
3.2.    Страховщик возмещает ущерб, возникший вследствие прекращения (утраты) права собственности на застрахованное имущество в результате признания по решению суда Сделки об отчуждении недвижимого имущества недействительной (п.п.3.1.1, 3.1.2. настоящего Договора) по следующим основаниям:
а) совершение Сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам;
б) совершение Сделки гражданином, признанным недееспособным;
в) совершение Сделки гражданином, ограниченным судом в дееспособности;
г) совершение Сделки несовершеннолетним;
д) совершение юридическим лицом Сделки, выходящей за пределы его правоспособности;
е) совершение Сделки неуполномоченным лицом или лицом с превышением имеющихся у него полномочий;
ж) совершение Сделки гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими.
3.3.    Страховщик возмещает ущерб, возникший вследствие полного или частичного прекращения права собственности Страхователя на застрахованное имущество в результате удовлетворения виндикационного иска к Страхователю (п. 3.1.3 настоящего Договора) по следующим основаниям:
а) несоблюдение при осуществлении Сделок по отчуждению недвижимого имущества прав:
- несовершеннолетних детей;
- одиноко проживающих пенсионеров;
- инвалидов;
- лиц, состоящих на учете в психоневрологическом или наркологическом диспансере;
- лиц, признанных в установленном судебном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными (по любым законным основаниям);
- сособственников в праве общей долевой или совместной собственности;
б) предъявление прав на жилое недвижимое имущество лицами, «временно» снятыми с регистрации в связи с убытием на военную службу, на учебу, в места лишения свободы, в дома престарелых и т.д.;
в) наличие недействительных или ненадлежаще оформленных документов, подтверждающих право собственности на недвижимое имущество, а также документов, являющихся основанием для совершения сделки;
г) по иным законным основаниям.

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Примеры судебных споров и их решения с участием страховой компании

1.

В июне 2010 года семья Куляевых (здесь и далее фамилии участников судебного процесса изменены) приобрела с помощью ипотечного кредита трехкомнатную квартиру в хорошем спальном районе у Салимова Т.А. И, хотя титульное страхование не является обязательным, они свою квартиру от притязаний третьих лиц, все же, застраховали. И как показали дальнейшие события, поступили очень правильно.
Купленная квартира оказалась с плохой историей. Несколько лет назад до 2006 года в ней жила семья Мосенко, муж с женой. Муж умер в 2002 году, а старушка-вдова, инвалид 2-ой группы, пригласила пожить у себя свою подругу Юрасову А.М. Та тоже была инвалидом, но так как была моложе хозяйки квартиры, то могла оказывать всю необходимую помощь по ведению домашнего хозяйства.  
Жили они так вместе вплоть до кончины Мосенко Л.М.  Случилось это 3 марта 2006 года. Так как у Мосенко не было родственников, то Юрасовой самой пришлось заниматься похоронами своей подруги. Затем она стала задумываться о квартире, в которой осталась жить после смерти хозяйки. У умершей не было родственников, а государству ее квартира ранее 6 месячного срока отойти не могла, ведь могли появиться наследники. А так как Юрасова, как мы помним, тоже была инвалидом и проживала с умершей более года, то в соответствии с ч.2 ст.1148 Гражданского кодекса РФ, она имела все права на наследство. В этой статье сказано, что «…к наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в ст. 1142-1145 ГК РФ, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследователя находились на его иждивении и проживали совместно с ним».
И Юрасова подала в Кунцевский районный суд г. Москвы заявление о том, чтобы был признан факт ее совместного проживания с умершей ранее Мосенко Л.М. Только в этом случае она бы имела все права на получение наследства. И суд, выслушав свидетелей и изучив документы пенсионного фонда (а пенсия у Мосенко была гораздо больше, и она действительно содержала Юрасову) решил:
«Установить факт нахождения Юрасовой А.М., инвалида второй группы, на иждивении Мосенко Л.М., 1930 года рождения, умершей 3 марта 2006 года, и факт совместного проживания Юрасовой А.М. с Мосенко Л.М. на жилой площади по адресу….».
Юрасова после такого решения вздохнула свободно и на следующий же день направилась к нотариусу. 

Наследница воздушных замков
Пришла Юрасова с решением суда к нотариусу г. Москвы Юсуповой с заявлением об открытии наследственного дела. Нотариус, как и положено, запросила сведения из ЕГРП. Из выписки же следовало, что спорная квартира принадлежала не Мосенко, а совершенно другому лицу. Оказалось, что 10.03. 2005 года между Мосенко Л.М и Моняном Н.А. был заключен договор купли-продажи данной квартиры. Но это еще не все. Пока Юрасова ходила по инстанциям и собирала документы, квартира была уже перепродана другим лицам. 
Узнав такое, Юрасова ужаснулась. Она не помнила, чтобы ее благодетельница и хозяйка квартиры когда-то говорила о ее продаже. Спустя несколько дней Юрасова вновь подала исковое заявление в Савеловский районный суд – по местонахождению спорного имущества. В заявлении она просила расторгнуть все ранее совершенные сделки с квартирой, мотивируя это тем, что Мосенко длительное время состояла на учете в ПНД №4 и была неадекватна в своем поведении, а после смерти мужа ее психическое состояние обострилось, поэтому на момент заключения договора, если таковой и был, она не понимала значения своих действий.
Документальных доказательств того, что Мосенко не понимала своих действий суду не было представлено, хотя в соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать суду те обстоятельства, на которые она ссылается, выдвигая свои требования или возражения по делу.

Из решения Савеловского районного суда г. Москвы от 15 июля 2008 года:
«Истица, заявляя требования о признании сделок недействительными, указала, что Мосенко Л.М. длительное время состояла на учете в ПНД №4, была неадекватна в своем поведении, после смерти мужа ее психическое состояние резко обострилось, и на момент подписания договора купли-продажи она не понимала значения своих действий.
Для проверки доводов истицы судом была истребована медицинская документация Мосенко Л.М., в частности, из ПНД №4, а также больниц, в которых находилась на лечении Мосенко Л.М.
С 1985 г. Мосенко Л.М. являлась инвалидом 2 группы по общему заболеванию. Как видно из медицинской документации, Мосенко Л.М с 1995 года состояла на учете в ПНД, наблюдалась в консультативной группе.
Судом также были допрошены свидетели со стороны истицы – Урасов М.П. (знакомый умершей) и Кайдаш М.Н. (подруга умершей). Свидетели показали суду, что психическое состояние здоровья Мосенко Л.М. после смерти супруга изменилось в худшую сторону, все это выражалось в нехарактерных для нее проявлениях в поведении: истерики, постоянный плач, необоснованная подозрительность, психическая неуравновешенность. Свидетели полагали, что по состоянию здоровья она не могла отдавать отчет своим действиям. Свидетели указали так же, что самостоятельно принять решение о продаже квартиры Мосенко Л.М. не могла.
Однако, по мнению суда, показания свидетелей не могут быть положены в основу решения суда, поскольку суд считает, что с учетом принципа допустимости доказательств, обстоятельства, свидетельствующие о психическом состоянии здоровья, не могут подтверждаться только показаниями свидетелей. Субъективные показания свидетелей не могут являться бесспорным доказательством того, что Мосенко Л.М по состоянию здоровья не отдавала себе отчет в своих действиях.
Судом для правильного разрешения спора на основании ст.79 ГПК РФ была назначена по делу посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено экспертам ПКБ им. Алексеева. По заключению комиссии экспертов № 271-2 от 19 мая 2008 г. Мосенко Л.М обнаруживала органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями. По свидетельству медицинской документации у больной медленно прогрессировали сосудистые заболевания - гипертоническая болезнь, церебральный атеросклероз, нарастали гормональные нарушения, связанные с перенесенной в 1967 г. струмэктомией, инвалюционный период с формированием дисциркуляторной энцифалопатии…». И еще суд рассказал о разных болезнях Мосенко Л.М., и как они могли повлиять на ее состояние. В заключение судья пришел к выводу, что «…степень имевшегося у Мосенко Л.М психического расстройства была незначительна и не лишала ее возможности при оформлении договора купли-продажи квартиры 10.03.2005 г. понимать значение своих действий и руководить ими».
Судья пояснил, что сам факт наблюдения умершей в ПНД не может являться  основанием для признания сделки недействительной. Умершая Мосенко Л.М. при жизни недееспособной не признавалась. Суммируя все доказательства, суд отказал в признании всех сделок купли-продажи недействительными. Он также отказал Юрасовой и в принятии квартиры в порядке наследования.
И хотя Юрасова подала заявления в инстанции выше, но 26 августа 2008 года Московский городской суд постановил, что решение Савеловского суда от 15 июля 2008 года необходимо оставить без изменения. Больше никаких аппеляций она не подавала. Это значит, что она согласилась с решениями судов и смирилась с тем, что квартира отошла к законным хозяевам. 
Но это был 2008 год. В принципе к 2010 году, когда ее купила семья Куляевых, ничего не изменилось, по этой квартире не было никаких судебных исков, поэтому люди, купившие ее, по закону являются добросовестными приобретателями.
Только спокойствие это длилось недолго.  

Новые собственники – проблемы старые
Как мы уже сказали, летом 2010 года эта некогда спорная квартира была выставлена на продажу, и ее у Салимова Т.А. приобрела семья Куляевых. И купили они ее с помощью ипотечного кредита. А это значит, что квартиру проверял банк. Но еще более тщательно проверяла страховая компания, прежде чем выдать полис Куляевым. Отсюда следует, что они действительно добросовестные приобретатели и претензий к ним быть не должно, но…неожиданно на горизонте вновь появилась Юрасова. Осенью 2010 года она вновь подала исковое заявление в суд и просила расторгнуть договоры купли продажи, а квартиру передать ей, как наследнице. Для всех это было полной неожиданностью. Особенно для Куляевых. Их привлекли тоже в качестве ответчиков. Раз квартира их застрахована от притязания третьих лиц, то они обратились в СК «Росно». Там тоже удивились такому повороту событий. И хотя иск им показался абсурдным (как мы помним, Юрасова, проиграв все суды, успокоилась), они были готовы защищать своего клиента. И юрист компании А.Л. Зайцева начала собирать и изучать все документы по этой квартире.
И снова Савеловский суд начал разбирать это дело, начиная от смерти Мосенко. Юрасова доказывала, что она является наследницей и что договор купли-продажи бывшая хозяйка не подписывала. Отсюда и все другие сделки должны быть признаны ничтожными. Но на резонный вопрос: а почему же, прожив после подписания договора еще целый год, сама Мосенко его не оспаривала? Юрасова внятного ответа дать не смогла. Выходит, что Мосенко из каких-то своих соображений, втайне от своей подруги провела сделку. Получается, что старушка не хотела, чтобы Юрасова оставалась жить в этой квартире.
По всей видимости, суд так и оставил бы решения прежних судов без изменения, ибо никаких новых доказательств Юрасова не представила. Но она настаивала на суде, узнав, что еще не истек срок исковой давности по этому делу. У нового судьи она хотела добиться справедливости, так как по-прежнему считала, что Мосенко квартиру не продавала, денег не получала и переезжать никуда не собиралась.
Перед юристом СК «Росно» встала задача предоставить суду доказательства о том, что Юрасова пропустила срок исковой давности. Процитируем несколько абзацев, которые касаются пропуска срока исковой давности. Отзыв по гражданскому делу, который дала юрист СК «Росно» А.Л.Зайцева: «В силу положений п. 2 ст. 181 ГК РФ, срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.
Полагаем, что общий срок, регламентированный ст. 196 ГК РФ, и специальный срок, установленный ст. 181 ГК РФ истекли на момент предъявления данного иска…».

Из заявления о применении исковой давности:
«Применительно к требованиям, связанным с недействительностью ничтожных сделок, законодательством в п.1 ст.181 ГК РФ предусмотрена специальная норма, в соответствии с которой течение указанного срока по данным требованиям определяется не субъективным фактором – осведомленностью лица о нарушении его прав, а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки.
Поэтому к требованиям о признании недействительной ничтожной сделки не применяются правила, установленные ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности. Указанная позиция подтверждается Определением Верховного суда РФ от 2.11. 2010 г. №5-Впр10-55.
Исполнение договора началось с момента регистрации Моняном Н.А. права собственности на спорную квартиру – 6 апреля 2005 г. Соответственно, срок исковой давности по требованию о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, заключенный между Мосенко Л.М. и Моняном Н.А, начал течь с 6.04.2005 г. И ко времени обращения истицы в суд с указанными требованиями истек».
В своем исковом заявлении Юрасова написала, что она узнала о том, что квартира продана только в феврале 2007 года и просит применить к ее иску статью 200 ГК РФ, где срок исковой давности исчисляется периодом в 3 года. Но даже, если взять за рассмотрение требования истицы, то все равно получается, что срок исковой давности она пропустила. Узнала она в феврале 2007 года, а заявление в суд по поводу спорной квартиры подала только 4 октября 2010 года.
И суд, изучив все собранные сторонами доказательства и опираясь на то, что при жизни Мосенко Л.М. никаких требований по поводу расторжения договора купли-продажи свой квартиры не предъявляла, в иске Юрасовой отказал. 

Комментарий юриста:
Итак, если вы покупаете квартиру на вторичном рынке и если она несколько раз меняла своих хозяев, то лучше эту недвижимость застраховать от претензий третьих лиц. Даже в описанном случае, когда квартира покупалась с помощью ипотечного кредита, которую банк "тщательно" проверял (большая же часть денег вложена ими), все равно возникло судебное дело. 
На первый взгляд, это дело может показаться простым, претензии же уже выставлялись и были судами отклонены. Но не забывайте, что суды наши непредсказуемы. Вернее, судьи. Один судья ситуацию видит так, а другой по-иному. И не будь в деле страховой компании «Росно», где работают опытные и квалифицированные юристы, неизвестно как бы все закончилось. Вполне возможно, что Юрасовой удалось бы доказать свою правоту. И что бы было с добросовестными приобретателями не известно. Нужно быть внимательным при покупке недвижимости, а лучше всегда застраховать ее. А страховая компания всегда выступит в вашу защиту в случае судебных разбирательств. Если же компания проиграет суд, то возвратит вам уплаченные за квартиру деньги. И не по справке БТИ, а ее рыночную стоимость. В данном конкретном деле сумма была – 8 млн. рублей.

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересно, в договоре страхования титула сумма возмещения, которую можно прописать, равна строго стоимости квартиры, которая указана в ДКП или ее можно увеличивать, например, процентов на 10?

Share this post


Link to post
Share on other sites

процентов на 10 может и можно, больше сложнее (они смотрят и на рыночную оценку и на сумму в ДКП). Ещё вариант, застраховаться на одну сумму, а потом, сделав ремонт, увеличить эту сумму

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

о, спасибо, про увеличение после ремонта я даже не подумала. какой полезный форум, черт побери!

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

ещё дело 

Не так давно в Москве скончался известный композитор. После него осталась большая квартира на Газетном, 13. Наследники, брат с сестрой, между собой особо не спорили по поводу дележа наследства. Квартира была большая, наследников двое,  поэтому они и решили ее продать, а на эти деньги купить для себя квартиры меньшего размера. 
Купил у них квартиру за 32 миллиона рублей известный в Москве бизнесмен Каманин Вячеслав Федорович (здесь и далее фамилии героев этой истории изменены). Понятно, что при такой сумме сделка проходила по всем правилам риэлторского искусства. 
Одна из участниц сделки, Татьяна Лапина, имела пристрастие к спиртному. И, хотя она не стояла на учете в психоневрологическом диспансере, но перед подписанием договора был приглашен врач, который и дал заключение, что женщина вполне отдает отчет своим действиям. Кроме того, договор подписывали у нотариуса. Деньги передавали даже не через ячейку, а через аккредитив перечислили на ее счет. Потом на них была куплена двухкомнатная квартира на Бутырском валу. Сделка была застрахована в страховой компании «Росно» на полную стоимость. 


Прошло 3 месяца после сделки. Новые хозяева еще не успели начать ремонт своего жилища, как их пригласили в суд. И что они там узнают! Татьяна Лапина подает заявление на расторжение сделки. Мол, не ведала, что творила. Все это за нее говорил ее адвокат Семенович Аристарх Петрович. Татьяна дала ему доверенность, поэтому в суде ее не было.

Из искового заявления в Тверской районный суд:
«…согласно ч.1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения
Истец длительное время злоупотребляет спиртными напитками. Данное обстоятельство сказалось на ее поведении и принятии обдуманных решений. Продавая квартиру, Лапина Т.А. не понимала значения тех действий, которые она совершала у нотариуса Кузнецова В.Н. Впоследствии она даже не могла вспомнить, что она действительно подписывала договор купли-продажи квартиры от 5 марта 2010 года. Факт совершения Лапиной Т.А. сделки по продаже своей доли в квартире в момент, когда она не способна была понимать значение своих действий и руководить ими, могут подтвердить знакомые, знающие Лапину в период совершения ей данной сделки, а также специалисты в области медицины».


И в подтверждении написанных в исковом заявлении требований, адвокат приложил важный медицинский документ – осмотр заведующего психиатрическим отделением Главного военного клинического госпиталя имени академика Н.Н.Бурденко. А это вам не справка-консультация врача-психиатра, которая осматривала Лапину перед сделкой. Так вот, осмотр, проведенный 26 июля 2010 года показал, что у Лапиной Т.А. «органическое поражение головного мозга….Это синдром зависимости вследствие употребления алкоголя, средняя стадия, фаза неустойчивой ремиссии». И рекомендовано Лапиной Т.А. лечение у психиатра-нарколога по месту жительства.

Гадать не нужно, каково должно быть предполагаемое решение суда при таком диагнозе продавца квартиры. Адвокат ответчика понял, что побить эту «козырную карту» практически нечем, поэтому тоже приступил к активным действиям. Так как квартира была застрахована, то для начала он подал в тот же суд ходатайство о привлечении в качестве третьего лица страховой компании «Росно». Затем юрист страховой компании подает федеральному судье Макаровой Н.А. в Тверской районный суд г.Москвы ходатайство о вызове для допроса в качестве свидетелей всех лиц, которые присутствовали в день заключения договора и обладают информацией о жизни Лапиной Т.А., состоянии ее здоровья, поведением в быту на протяжении долгих лет.
Эта отсрочка суда дала возможность стороне ответчика собрать необходимые документы и заполучить неуловимую Татьяну Лапину. Ее попросили рассказать, что же произошло за те несколько месяцев, которые прошли со дня совершения сделки. Этот рассказ лег в основу заявления на имя начальника УВД «Тверское» ГУВД г. Москвы, которое подал некто Бочкин Сергей Иванович, доверенное лицо брата Татьяны. Вот некоторые выдержки из этого любопытного заявления: 

«В июне-июле 2010 года я неоднократно обращался в УВД с заявлением на неправомерные действия адвоката Семенович А.П. и его подельника Скокова С.Е. К сожалению, мои худшие опасения и опасения брата Лапиной Т.А., от имени которого я действую, связанные с реальной угрозой жизни и здоровью Лапиной Т.А., подтверждаются. 
Со слов Татьяны я узнал, что она в июне месяце на улице познакомилась с мужчиной по имени Сергей. Он неоднократно бывал у нее дома, где они вместе и распивали спиртные напитки. В июле месяце этот Сергей предложил ей представлять ее интересы в суде по оспариванию сделки купли-продажи.
Далее Татьяна сообщила, что ее новые знакомые Сергей и Александр требуют, чтобы она передала им свой паспорт, подлинники документов на квартиру и постоянно предлагают подписать какие-то документы в тот момент, когда она находится в нетрезвом состоянии. При этом угрожают побоями. Кроме того, эти два молодых человека без согласия Татьяны сменили в ее новой квартире замки, оставив себе дополнительные ключи.
На сегодняшний день ее новые «друзья» уже дважды поменяли в квартире замки, ключи при этом хозяйке квартиры не дают и препятствуют моему проходу в квартиру, чтобы осуществлять уход за Лапиной Т.А. С целью обезопасить свою жизнь она обратилась ко мне за помощью. Тем более, что в Интернете уже появились объявления о продаже ее квартиры. А, зная дурную репутацию той компании, через которую продается квартира, я имею все основания полагать, что моей клиентке грозит смертельная опасность. Мое обращение – это просьба предупредить совершение преступления против личности».
Примерно с такой же просьбой обратилась в ОВД и свояченица Лапиной Т.А., жена ее брата. Она просила возбудить уголовное дело, но старший лейтенант Абдулин, проверив все обстоятельства, отказал ей в этом.

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 2 сентября 2010 года
«В ходе проверки по данному материалу мною был совершен выход по адресу: г. Москва, Бутырский вал…, в ходе которого проводилась профилактическая беседа с гражданкой Лапиной Т.А.. От дачи письменных объяснений гражданка Лапина Т.А. отказалась, ссылаясь на свое здоровье. Гражданке Лапиной Т.А. оставлены телефоны, по которым она может обратиться в необходимых ситуациях. Данный адрес взят под контроль службой УММ ОВД по Тверскому району г. Москвы».

Не терял времени даром в это время и адвокат Семенович. От имени Лапиной он составляет в Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии информационное письмо, в котором практически в том же обвиняет, в чем и его обвиняли, противоположную сторону. Вот что пишет якобы Лапина Т.А.:
«Я являюсь собственником жилого помещения, расположенного по адресу: Москва, ул. Бутырский вал… В настоящее время со мной постоянно общается некий гражданин Бочкин С.И. и его друзья. Данный гражданин, пользуясь моим болезненным состоянием, подсовывает мне разные бумаги и просит их подписать.
Сегодня я не могу точно сказать, какие именно документы мной были подписаны, однако у меня есть все основания полагать, что я могла ему подписать доверенность на распоряжение своей квартирой, а также, возможно, и договор на отчуждение своей квартиры.
В настоящее время у меня утерян паспорт, в связи с чем я опасаюсь, что им могут воспользоваться неизвестные мне люди и обратиться в вашу службу с заявлением о регистрации сделки с квартирой, расположенной по адресу….
Я обратилась в милицию с заявлением об утере паспорта и мне оформляется новый документ.
Учитывая вышеизложенное прошу:
Не регистрировать какие-либо сделки и договоры от моего имени по паспорту….. Не осуществлять регистрацию сделок с квартирой, расположенной по адресу: Москва, ул. Бутырский вал…., собственником которой я являюсь».

И хотя квартира была под контролем милиции, но это не помешало «выкрадывать» Татьяну то одной, то другой стороне конфликта. И даже когда адвокат Семенович оставил Лапину Т.А. без паспорта, это не остановило процесс. Новый собственник, человек со связями, выправил ей новый паспорт, а его адвокат предельно доходчиво объяснил ей все тонкости ее положения. И если та сторона ее поила, заставляя подписывать разные документы, то эта сторона наоборот давала Татьяне протрезветь и осознать всю серьезность происходящего с ней. 
И Лапина Т.А. в конце концов все осознала. Она написала в суд ходатайство, в котором отказывалась от своих исковых требований о признании договора недействительным и одновременно уведомляла суд об отзыве доверенности, выданной ей на имя Семеновича А.П. Хотя Семенович упирался до последнего и протестовал против удовлетворения  ходатайства Лапиной, суд, «исследовав материалы дела, приходит к следующему выводу:
- В соответствии с п.3 ст. 220 ГПК РФ, производство по делу подлежит прекращению, если истец отказался от иска».
Так 26 ноября 2010 года завершилась эта эпопея. Завершилась благополучно для нашего клиента. А вот для Лапиной Татьяны, вряд ли. По слухам, после провала этого дела, адвокат Семенович и его «подручные» все же продали квартиру на Бутырском валу, а Татьяна исчезла бес следа. Судьба ее остается до сих пор не известной.

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Письмо из психиатрической больницы

В феврале 2010 года в Чертановский районный суд г. Москвы поступило исковое заявление из…психиатрической больницы №2, которая находится в ближнем Подмосковье. Их пациентка Демина Марина Семеновна просила суд истребовать чужое имущество из незаконного владения, то есть вернуть ей половину квартиры, которую в 2007 году продала ее сестра.

Действительно, согласно договору купли-продажи от января 2007 года трехкомнатная квартира по адресу: Москва, ул. Дорожная….была продана Музафарову Анвару Ахметовичу Алиной Семеновной Беликовой, которая была единоличной собственницей этой квартиры. И согласно документам стала она таковой в результате приватизации от 29 сентября 2006 года. Сестра ее Демина М.С. не отказывается от того, что она подписывала отказные документы, поскольку об этом попросила ее родная сестра. Что можно ждать от человека, который стоит на учете у психиатра с 22 лет? Да и не думала Марина, что может остаться без жилья. Но, выйдя в очередной раз из психиатрической больницы, она оказалась на улице. В их квартире уже жили чужие люди. Вот как об этом говорится в решении Чертановского районного суда г.Москвы от 19 июля 2010 года:

«В феврале 2008 года после очередной длительной госпитализации в ПБ (психиатрическую больницу) №1 им. Алексеева, она была выписана домой, но в свою квартиру попасть не смогла, так как там проживали чужие люди. 04.03.2008 г. она была вновь госпитализирована в ПБ №1 им. Алексеева, а 11.10. 2008 г. переведена в ПБ №2 им. О.В. Карбикова, где находится без выписки по настоящее время. На каком основании в ее квартире живут чужие люди, ей не известно. При оформлении ей паспорта сотрудниками ПБ №1 им. Алексеева ей стало известно, что она снята с регистрационного учета по отрывному талону 30.11. 2007 г. в Смоленскую область, Рославльский район, деревня Якимовичи. В этой деревне она никогда не была, и переезжать куда-либо из своей квартиры не собиралась…»

Кстати, и ее сестра тоже после продажи квартиры была выписана по этому же адресу. Но в суд она ни разу не явилась, поэтому выяснить, где она находится, почему продала квартиру, почему бросила на произвол судьбы свою сестру, не представлялось возможным.

Вернемся к судебному решению:

«….судом по ходатайству представителя истца проведена судебная психиатрическая экспертиза в отношении Деминой М.С. в ГНЦССП им. В.П. Сербского.

Согласно выводам экспертов Демина М.С. страдает хроническим психическим расстройством в форме шизофрении параноидной, непрерывное течение, с выраженным дефектом. Об этом свидетельствуют материалы гражданского дела, данные медицинской документации о появлении у нее примерно в возрасте 23 лет острой психотенической симптоматики аффективно-бредовой структуры…….Поэтому Демина М.С. в момент совершения отказа от участия в приватизации 01.09. 2006 г. не могла понимать значение своих действий и руководить ими».

 

Когда Анвар Музафаров покупал эту квартиру, он об этом ничего не знал. Поэтому через некоторое время Музафаров под залог купленной квартиры взял в банке кредит на покупку земельного участка. Банк, а потом страховая компания проверяли, в первую очередь, участок. Он у них сомнений не вызвал, поэтому кредит дали. А на юридическую чистоту залоговой квартиры особого внимания не обратили. И, как потом выяснилось, зря.

Когда Музафарова вызвали в суд, и там он узнал суть дела, то просто схватился за голову, поскольку понимал, что аннулирование договора о приватизации автоматически ведет к расторжению сделки. Но здесь судья поступила достаточно мудро. Она написала в своем решении, что не доверять психиатрам-экспертам у нее нет оснований, но и нет оснований не доверять нотариусу, который удостоверял отказ Деминой.

 Судья не стала признавать приватизацию недействительной, а равно как и сделку. Судья вернула Деминой М.С. половину квартиры и сняла с нее обременение в виде залога. У Музафарова А.А. осталась только половина квартиры. Половину отняли. А по условиям страхования утрата собственности компенсируется страховой компанией, и это в конечном итоге и стало основанием для предъявления претензии банком к страховой компании «Росно».

Юристы страховой компании пытались протестовать, подавали в суд ходатайство о том, чтобы Демину пригласили в суд, где они могли бы задать ей ряд вопросов. Но ее адвокат сказал, что она очень больна, поэтому не может приехать, а, тем более, отвечать на вопросы. Юристы «Росно» не отступали. Они приводили массу доводов в пользу того, что их клиент является добросовестным приобретателем и никакие финансовые убытки нести не должен. И хотя эти препирательства длились не один месяц, доказать юристам ничего не удалось. В итоге Деминой М.С. вернули половину квартиры, а банку деньги за половину квартиры – 150 тысяч долларов. А покупатель квартиры Музафаров понес приличные убытки. Ему пришлось выплачивать остаток кредита и что-то делать с квартирой. Не будет же он жить на ½ ее части. Наверняка ему же снова пришлось выкупать у Деминой вторую половину квартиры…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть мнение, что страховые компании берутся страховать только "кристально чистые" юридически квартиры, это не так, вот очередной пример из практики Росно

Квартира, которую собрался покупать Владимир Пришвин, оказалась с непростой историей, поэтому риэлтор посоветовал обратился в страховую компанию.

Когда специалисты страховой компании начали проверку истории квартиры, то вначале просто ужаснулись. Квартира 2 раза за короткий срок перепродавалась, потом было несколько судов. Но страховщики решили сходу не отказывать клиенту, а более детально изучить историю этой квартиры.
Итак, квартира была куплена в 1996 году. Хозяин ее Семен Ильич Фролов сразу же сдал эту квартиру в наем. Он для этого ее и приобретал. 
Но в сентябре 2007 захотел ее продать. Сам этого делать не стал, а обратился в крупную и известную в столице компанию. Заключил с ними договор, отдал им документы и ключи. А арендаторы продолжали жить. Они знали о том, что квартира продается, поэтому готовы были освободить ее по первому требованию. Договорились они с Фроловым так: мол, как только найдется покупатель, документы будут сданы на регистрацию, так они и съедут на другую квартиру. Решили, Фролов получил очередной платеж, и они расстались.
Однако квартира никак не продавалась. Фролов каждые три месяца ходил на фирму и продлял договор. Наконец в июле 2008 года нашелся покупатель, и сделка пошла к завершающей стадии. И каково же было удивление риэлторов, когда через несколько дней им позвонил регистратор и сказал, что эта квартира принадлежит другому хозяину. Риэлторы очень удивились, и агент срочно связалась с Фроловым. 
- Что же вы, дорогой товарищ, так поступаете, - начала агент, как только Фролов переступил порог офиса. – Заключили с нами на договор, а сами выправляете дубликаты документов и продаете квартиру. Нехорошо, не солидно как-то.
- Какие документы? - удивленно посмотрел на агента Семен Ильич. – Все же бумаги по квартире я сдал вам.
- Сдать-то вы их сдали, но могли же заказать и дубликат, - уже не так уверенно проговорила агент. – Скажите, а фамилия Мухина вам знакома?
- В первый раз слышу, - пожал плечами Фролов.
- Странно, - проговорила агент, уткнувшись в бумаги. – Понятно, что и Соболеву вы тоже не знаете…
- Да откуда! - вскипел Фролов, – Вы скажите, что случилось, а то, я чувствую, что вы меня в чем-то подозреваете, а в чем, я понять не могу.
Тогда агент компании ему рассказала, что пока они подыскивали ему покупателя, его квартира была в это время два раза перепродана. В первый раз это произошло 7 марта 2008 года. Тогда был заключен договор с Мухиной И.В. и 10 апреля он зарегистрирован. Не проходит и месяца, как 21 апреля 2008 года Мухина заключает договор с Соболевой, который тоже в мае месяце был успешно зарегистрирован.
Услышав такое, Фролов остолбенел. Он не мог даже такого себе представить, ведь все это время документы хранились на фирме. А на вопросительный вопрос Фролова, агент ответила: «Да, к сожалению, такое в риэлторской практике бывает. Хозяин сдает документы, а потом выправляет дубликаты и продает квартиру в обход фирмы».
- Что же мне делать? – растерялся Фролов.
- Надо в суд подавать или в милицию заявление написать, - не очень уверенно проговорила агент, – Я, честно говоря, не знаю, никогда не сталкивалась с подобным случаем…
Одним словом, Фролов пошел и в милицию, и в суд. 8 сентября 2008 года завели дело по мошенничеству на неустановленное лицо, но… 
Давайте обратимся к документам и приведем строки из решения Зюзинского районного суда г. Москвы от 29 декабря 2009 года:
«….В судебном заседании представитель истца пояснил суду, что указанные договора купли-продажи спорной квартиры от 7 марта 2008 года и от 21 апреля 2008 года являются недействительными, поскольку истец (Фролов) не подписывал договора купли-продажи спорной квартиры с ответчицей Мухиной И.В., денежных средств за квартиру от ответчицы не получал. Да, истец имел намерение продать квартиру, для чего заключил договор с риэлторской компанией….Однако в ходе заключения договора купли-продажи было установлено, что квартира находится в собственности ответчицы Соболевой М.А.
Судом из представленных копий материалов уголовного дела усматривается, что 8 сентября 2008 года старшим следователем……было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, из которого усматривается, что неустановленное лицо, путем обмана и, злоупотребляя доверием, представляясь Фроловым, на самом деле таковым не являясь, без ведома Фролова, используя заведомо подложные документы, 7 марта заключило договор купли-продажи спорной квартиры… Таким образом, в результате указанных мошеннических действий неустановленного лица Фролову причинен значительный материальный ущерб….
По определению Зюзинского районного суда г. Москвы от 4 августа 2009 года была назначена и проведена судебно-почерковедческая экспертиза. Согласно выводам и заключению эксперта подписи в договоре купли-продажи, заключенным от имени Фролова, и в передаточном акте квартиры, а также в доверенности на имя Мамедова О.Х., выполнены не Фроловым, а другим лицом….».
Одним словом, суд иск Фролова удовлетворил и…выселил, как отмечено в решении суда, добросовестного приобретателя Соболеву М.А. из спорной квартиры. Собственность вернули Фролову. И сколько потом адвокат Соболевой не подавал апелляции в вышестоящие инстанции, отсудить квартиру у ее настоящего хозяина не удалось.
И вот, когда отгремели судебные тяжбы и был снят арест с квартиры, Фролов вновь выставил ее на продажу. И уже новый-то покупатель, зная со слов риэлтора историю квартиры, обратился в «Росно». В компании думали долго. Все же страховать квартиру было опасно. Нельзя было исключать того, что добросовестный приобретатель может вернуться и вновь по суду требовать возврата квартиры. Но, юристы компании, взвесив все за и против, пришли, все же, к выводу, что такое развитие событий маловероятно и застраховали эту «судебную» квартиру. 

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Отбить атаки простых граждан страховщикам всегда бывает гораздо легче, чем, к примеру, банков. А тут иск в суд подает сама власть. И, казалось бы, решение суда должно быть заранее предрешено. Кстати, в самом начале так и было. Но в конечном итоге юристам компании «Росно» удалось выиграть «схватку» с администрацией Калининского района г. С-Петербурга.

26 апреля 2010 года администрация Калининского района подала иск в суд, в котором просила признать недействительной регистрацию договора приватизации квартиры, а затем и последовавших за ней цепочку сделок. И под «раздачу» попадали добросовестные приобретатели квартиры – семья Марченко с несовершеннолетним сыном.

Суть событий такова. Жил в квартире некто Усов Игорь Сергеевич. Он там был прописан с родителями. А когда родители умерли, то он решил приватизировать квартиру, и сдать ее в наем. Тут же нашлись «добрые» люди, то есть собутыльники, которые и вызвались ему в этом помочь. Они нашли, как сказали, хорошую женщину, которой Усов и дал доверенность не только на приватизацию квартиры, но и разрешил «управлять и пользоваться указанной квартирой, в том числе, сдавать ее в наем сроком на один год без права передоверия». Документы в Управление  федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу она подала 21.12.2007 года.
Но когда свидетельство о собственности на квартиру было получено, то самого хозяина уже не было в живых. Он скончался сразу же после нового года, 6 января 2008 года. А так как хозяин был одинокий, то квартира должна была отойти городу. Но это никак не входило в планы «друзей» Усова. И они решают эту квартиру продать.

Из решения Калининского районного суда С.Петербурга:
«27.12.2007 года администрация Калининского района на основании заявления, подписанного Черниковой Ю.В. по доверенности, выданной Усовым И. С. заключила договор передачи спорной квартиры в собственность Усова.
19.01.2008 года Черникова, действуя по доверенности от имени Усова И.С., осуществила действия, направленные на государственную регистрацию перехода прав собственности на спорную квартиру к Усову И.С., подав в регистрирующий орган заявление и необходимые документы.
13.02.2008 г. между Усовым И.С. и Якиным И.Е. в простой письменной форме заключен договор купли-продажи спорной квартиры, по которому право собственности на спорную квартиру перешло к третьему лицу по договору Бабакову С.М.
23.10.2008 г. на основании договора купли-продажи квартиры с использованием кредитных средств, заключенного между Бабаковым С.М., Марченко О.П. и Марченко И.Н. (последние приобрели за 2 689 807 руб. 57 коп.) право общей долевой собственности на спорную квартиру. Риск утраты спорной квартиры ответчиками застрахован в…»

Но это был уже 2010 год. А попались махинаторы с жилплощадью в 2009 году. Не с этой, а с другой квартирой. Некто Рогов из той же компании купил, якобы, у Яковлева квартиру, который вскоре скончался. Как он это сделал, не понятно. Но когда сестра Яковлева, на которую было написано завещание, пришла вступать в наследство, то обнаружила, что квартира брата им же самим была продана. Но зная, что такого быть не может, она обратилась с заявлением в милицию, и Бабакова с Роговым задержали. И на следствии выяснилось, что таким образом они продали не одну квартиру в Питере. В том числе и квартиру Усова.
Когда администрация Калининского района узнала, что квартира Усова выбыла из муниципального фонда, и была приватизирована с нарушениями, их юристы обратились в суд с истребованием этой квартиры из владения семьи Марченко. То есть, они просили суд договор приватизации признать недействительным, и все последующие сделки тоже. Одним словом, семью Марченко выселить на улицу, а квартиру вернуть администрации для распределения ее в дальнейшем очередникам района. 
Однако, семья Марченко купила квартиру с помощью ипотечного кредита. И, помимо страхования жизни и имущества, также был застрахован и титул квартиры. Понятно, что когда Марченко получил решение суда, из которого следовало, что он в скором времени должен покинуть приобретенную ими квартиру, то он написал заявление в страховую компанию «Росно». 
И борьба началась. Борьба ни с кем-нибудь, а с администрацией города. А степень влияния представителей власти, в том числе, и на судебную систему, мы хорошо знаем.  И действительно, все суды в 2010 году были не в пользу добросовестного приобретателя Марченко. Только при этом все судьи, которые выносили подобные приговоры, игнорировали постановление Пленума Верховного суда от 06.02.2007 №6. А из него следует, что «…если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку не по зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано…».
Из этого следует, что к договору передачи в собственность квартиры Усова претензий у администрации быть не может, что в принципе и подтверждается материалами предыдущих судов. Кроме того, юристу страховой компании «Росно» удалось доказать, что истцом, то есть администрацией, пропущен срок исковой давности. Он составляет 1 год и истек 27 декабря 2008 года. А заявление в суд, как мы помним, было подано 26 апреля 2010 года.
Но, в то же время, как мы помним, что у добросовестного приобретателя квартиры есть несовершеннолетний сын. Поэтому свои возражения на решения судов выразили органы опеки и попечительства. Они направили в суд свои возражения по поводу лишения собственности несовершеннолетнего Олега Марченко.
И обоснованный отзыв представителей страховой компании «Росно», выстраданный многомесячными судебными тяжбами с администрацией, все же, возымел действие, и Калининский районный суд 18 августа 2011 года принял, как мне кажется, взвешенное и правильное решение. Почему правильное? Да потому, что в дальнейшем оно не было никем оспорено. 
Приведу выдержки из этого последнего решения суда:
«…применительно к указанным нормам закона ответчики Марченко О.П. и Марченко И.Н. являются добросовестными приобретателями по отношению к спорной квартире, в то время как администрация в силу положений ст. 302 ГК РФ, не является надлежащим истцом. Данным правом был наделен Усов И.С. при наличии доказанности порока воли при заключении договора приватизации квартиры. На момент совершения сделки от 13.02.2008 г. и от 23.10.2008 г. истец не являлся собственником спорной квартиры».
Из этого следует, что если администрация – не собственник, то она просто не имеет юридической возможности предъявлять какие-либо иски.  Далее суд исследует все претензии обеих сторон, все взвешивает (кстати, учитывает и права несовершеннолетнего сына семьи ответчика) и выносит свое решение:
«…в иске по истребованию квартиры у семьи Марченко отказать. Признать Марченко О.П. и Марченко И.Н., действующую от имени несовершеннолетнего сына, добросовестными приобретателями квартиры».
 Все закончилось хорошо.
 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все, кто покупал квартиру на этапе строительства дома, прекрасно знают, что получение права собственности на купленную новостройку – дело очень долгое. Поэтому в последние годы люди стали регистрировать право собственности через суд. Казалось бы, это удобно, относительно быстро, но главное надежно. Кто может оспорить решение суда? Только другой суд, вышестоящий. Но чтобы один и тот же суд, мало того, один и тот же судья, спустя полгода приняли прямо противоположные решения – это кажется абсурдом. Между тем такое событие не так давно произошло в Чертановском районном суде г. Москвы. Как написано в решении суда, по вновь открывшимся обстоятельствам. Давайте посмотрим, и что это были за обстоятельства.

Из истории вопроса
Но чтобы понять, как и откуда возникли разные обстоятельства, давайте вкратце ознакомимся с историей вопроса. 
Итак, 7 марта 2006 года некто Битиев В.А. заключил договор участия в долевом строительстве с ООО «Сатурн – Престиж». Он проинвестировал строительство двух квартир – трехкомнатной и однокомнатной. Объект, который возводился на ул. Чертановская был вполне надежным, так как между этой компанией-застройщиком и Правительством Москвы был заключен инвестиционный контракт. По данному контракту ГУП «Специальное предприятие при Правительстве Москвы», которое выступало в качестве заказчика, а ООО «Сатурн – престиж» инвестором. А где участвует правительство, решили люди, то обмана быть не может, дом построят и квартиры они свои получат, поэтому и деньги они все несли без особых опасений. 
Итак, согласно подписанного документа в собственность Правительства Москвы должно было отойти 5% общей жилой площади. А остальные 95% получало ООО «Сатурн – престиж». Все эти обязательства были закреплены на бумаге – подписан  предварительный протокол распределения жилой площади. В данном Протоколе стороны договорились о предварительном распределении квартир, которые были разбиты на секции и им присвоены номера.
26.09.2007 г. было получено разрешение на ввод в эксплуатацию дома – новостройки, а
1 февраля 2008 года между инвестором и компанией-застройщиком был подписан акт о выполнении обязательств по договору. И все было хорошо, никто ничего не оспаривал.
7 августа 2008 г. в квартирах Битиева В.А. работники БТИ произвели обмеры. По результатам замера площади квартир оказались чуть больше, поэтому между компанией и инвестором было подписано дополнительное соглашение к договору участия в долевом строительстве. По данному дополнительному соглашению были внесены изменения в договор, а именно увеличена площадь купленных квартир. Битиев В.А. добросовестно исполнил свою обязанность в связи с увеличением площади доплатил за лишние метры 148 690 рублей. 
И небольшая деталь. Пока шли обмеры-расчеты, то за это время сменился застройщик. Вместо ООО «Сатурн – Престиж» далее стали вести дом ООО «Юнити». Новая компания стала правопреемником прежнего застройщика, поэтому это сути дела не меняло. 
Между тем, время шло, но о переводе квартир в собственность инвесторов никто не думал. И тогда Битиев В.А. письменно и неоднократно обращается к правопреемнику ООО «Юнити» по поводу регистрации квартир в собственность. Руководство «Юнити» на все обращения инвестора никак не реагировали. Тогда уже сам Битиев В.А. обратился в Управление Федеральной Регистрационной службы г. Москвы с вопросом о регистрации права собственности на приобретенные им квартиры. Но зарегистрировать право собственности у него так и не получилось. Ему объяснили, что у участников контракта возникли разногласия, в связи с чем ООО «Юнити» не обращался с требованием зарегистрировать инвестиционный договор. Поэтому они не смогут Битиеву зарегистрировать его квартиры.
Летом 2010 года Битиев В.А. узнал, что регистрацию можно произвести через суд, поэтому он обращается в Чертановский районный суд г. Москвы. В заявлении он просит суд обязать Росреестр зарегистрировать оплаченные им квартиры в собственность. 
При подготовке к слушанию данного дела Правительство Москвы направило в Чертановский районный суд г. Москвы отзыв на исковое заявление, в котором изложило свою позицию по данному делу и несоглачие с предъявляемыми исковыми требованиями.
Но как написано в решение суда, что «суд не может согласиться с доводами представителя третьего лица о том, что Правительство Москвы, как второй участник долевой собственности,  согласия по сделке с истцом не давало и поэтому истец не может претендовать на оплаченные им квартиры…»
И судья, изучив все обстоятельства дела, пришла к выводу, что «истец приобрел право собственности на результат инвестиций в виде однокомнатной и трехкомнатной квартиры по адресу: ул. Чертановская, дом 48….
В Соответствии со ст. 6 ФЗ №39 от 25.02.1999 г. инвесторы имею право собственности (владения, пользования и распоряжения) объектами капитальных вложений. Право на указанные квартиры возникло у истца после того, как им было выполнено в полном объеме обязательство по оплате вклада в финансирование строительства. Поскольку истец обладает всеми правами на результат долевого участия – квартиру, его требования подлежат удовлетворению».
В итоге суд 28.06. 2010 года признает за Битиевым права собственности на обе квартиры. На основании решения суда собственность на квартиры была зарегистрирована. После получения документа о собственности Битиев свои квартиры продает Белименко К.А. и Ларионовой Л.Г. Новые собственники свои квартиры страхуют в компании «Альянс». Правительство Москвы, не досчитавшись причитающихся им квартир, подает заявление в суд о наложении ареста на те квартиры, которые продало еще ООО «Сатурн – Престиж».

Вновь открывшиеся обстоятельства
Заявление в Чертановский районный суд г. Москвы от представителя правительства Москвы Некрасовой С.В. было направлено 7 октября 2011 года. В нем заявители просят наложить арест на квартиры, которые продал Битиев. Как они указывают, по вновь открывшимся обстоятельствам. И что это за обстоятельства? Оказалось, что правительство Москвы и ООО «Сатурн – престиж» не подписали итоговый протокол распределения и акт реализации инвестиционного контракта, в котором закреплено поквартирное распределение площади корпуса на основании данных БТИ. Хотя предварительный протокол распределения жилой площади был подписан. И в данном Протоколе стороны договорились о предварительном распределении квартир, которые были разбиты на секции и им присвоены номера. Но оказалось, что вышла ошибка и квартира Битиева попадает в те 5% общей жилой площади, которые должны являться собственностью Правительства Москвы (ДЖП и жилищного Фонда г. Москвы) и должны отойти сотрудникам ГУ ГОЧС Москвы и Министерства РФ по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций. 
Вот как это звучит в решении суда:
«…правительство Москвы предъявило суду предварительный протокол распределения жилой площади, который является неотъемлемой частью инвестиционного контракта, в котором произведено предварительное распределение квартир в указанном доме. Из данного документа следует, что однокомнатная квартира с условным номером 47, расположенная на 8 этаже передается в собственность Москвы. Другого протокола между участниками инвестиционного контракта не подписывалось…». Но, согласитесь, не сам же Битиев взял да и забрал квартиру, которая якобы должна стать собственностью города Москвы. Давайте вернемся к судебному заседанию от 28 июля 2010 года. Вот там что сказано по поводу этой квартиры:
«В судебном заседании установлено, что 7.03.2006 года между истцом Битиевым В.А. и ООО «Сатурн-Престиж» заключен  договор №ЧМ-68-2006-СП, согласно которому однокомнатная квартира со строительным номером 47 на 8-ом этаже…..переходит в собственность истца».
Чуть ниже есть еще пояснение:
«Дом построен. Завершение строительства подтверждено разрешением о вводе объекта в эксплуатацию…. Ему присвоен адрес….Согласно  предварительному протоколу квартиры с условным номером 43 и 47 на 7-ом и 8-ом этажах передаются ООО «Сатурн-Престиж». 
Это же документ. Как ему можно не верить. Хотя судья и знала, что там происходит спор между хозяйствующими субъектами, но особо, видимо, в это не вникала, обращения представителя правительства о несогласии с таким распределением квартир проигнорировала и приняла, как ей тогда казалось, вполне справедливое решение.
Но правительство Москвы не отступало. Оно считает, что пока, мол, не завершены все расчеты, пока не подписан итоговый протокол распределения жилой площади и не подписан акт реализации инвестиционного проекта, у любого гражданина нет прав на данные квартиры.
Но ведь тот документ они тоже подписывали. Ошиблись? Вполне возможно. Но почему при этом должны страдать люди. Вы, юридические лица и разбирайтесь между собой, но зачем же впутывать в это частных инвесторов. Они-то в чем виноваты? Они заплатили деньги, дом построен и должны получить квартиры в собственность. Тем более, что БТИ обмеры произвела, взаиморасчеты произведены, претензий нет, поэтому нет и проблем с регистрацией собственности тоже быть не должно. Это по логике здравого смысла, который, к сожалению, не всегда присутствует у облеченных властью людей. Что и произошло в данном случае. Спустя немного времени тот же Чертановский районный суд г. Москвы под председательством той же судьи Ивлевой, исходя из этих, вновь открывшихся обстоятельств, пересматривает свое прежнее решение от 28.06.2010 г., то есть аннулирует права собственности на квартиру Битиева. Плюс ко всему накладывает арест на все другие спорные квартиры.
И в заключение хочется привести еще выдержку из судебного заседания, которое состоялось 13 марта 2012 года:
«Чертановский районный суд г. Москвы вынес определение об отказе Битиеву В.А. в удовлетворении требований о признании права собственности на приобретенные им по договору долевого участия квартиры по следующим основаниям:

1.    Битиев не предоставил достаточно объективных доказательств заявленных требований.
2.    Договор долевого участия и дополнительное соглашение к нему являются недействительными в силу их ничтожности, так как по предварительному протоколу распределения квартир следует, что однокомнатная квартира с условным номеров 47 площадью 47 кв. м., расположенная на 8 этаже, передается в собственность г. Москвы.
3.    Другого (итогового) протокола подписано не было. Соответственно, ООО «Сатурн – Престиж» не имело право на эту квартиру, в т.ч. отчуждать эту квартиру Битиеву по договору долевого участия.
4.    Кроме того, по договору между Битиевым и ООО «Сатурн-престиж» не был указан сектор, в котором расположена данная квартира, хотя они и распределены по секциям  предварительном протоколе. Квартира с условным номером 43 (это уже трехкомнатная квартира – прим. авт.) расположена на 8 этаже, а не на 7 этаже, как указанно в договоре долевого участия. Следовательно, квартира с такими параметрами, как в договоре долевого участия, не существует, и ей не может быть присвоен №81. 
5.    В дополнительном соглашении также не указан номер секции».
Что тут скажешь.. Понятно, что у правительства Москвы больше авторитет и влияние на все органы, в том числе и судебные. Вполне возможно, что они употребили свое влияние и в этом деле. Иначе как объяснить, что совсем недавно судья Ивлева принимает одно решение, потом она же, исходя из вновь открывшихся обстоятельств, кардинально меняет свое же решение. Разве она не знала об этих обстоятельствах, то есть о споре правительственных структур с застройщиков? - Знала. Как мы помним, представитель правительства подавал заявление в суд о несогласии с доводами истца, в котором вся ситуация была описана. Но тогда судья почему-то на это не отреагировала. 
В настоящий момент дело находится на рассмотрения суда кассационной инстанции. А в Федеральном Арбитражном суде Московского округа рассматривается дело по иску Правительства Москвы к ООО «Юнити» (правопреемнику ООО «Сатурн – Престиж»). Истец, правительство Москвы, требует обязать ответчика ООО «Юнити» подписать акт реализации инвестиционного проекта согласно инвестиционному контракту.
Вот вам бабушка и Юрьев день! Так и хочется воскликнуть, прочитав данный материал. К сожалению, такие ситуации не единичны, так что будьте бдительны, когда инвестируете свои кровные в дом, где принимает участие правительство Москвы. 

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

  • Similar Content

    • By Олеся Бухтоярова
      В связи с возникновением трудностей, осложнивших процесс получения из специализированных учреждений (ПНД/НД) сведений о гражданах, страдающих психическими расстройствами, а также в связи с тем, что, зачастую, граждане, страдающие психическими заболеваниями, не прибегают к помощи специалистов, и информация об их состоянии здоровья в ПНД/НД отсутствует, появилась необходимость ознакомиться с некоторыми аспектами, позволяющими предположить наличие признаков неадекватного поведения гражданина и по возможности исключить риск признания судом сделки, совершенной таким гражданином, недействительной.
      I.    Неадекватное поведение
      Первое, о чем необходимо знать, - неадекватное поведение – это видимое проявление уже имеющихся или появляющихся серьезных психических заболеваний; второе, что нужно помнить, что понимание термина "неадекватное поведение" на бытовом уровне не всегда соответствует реальному наличию какого-либо психического заболевания у человека, по отношению к которому мы его применяем. Это очень важный и заслуживающий внимания аспект. Беспочвенное, незаслуженное или бездумное обвинение человека в неадекватном поведении может иметь весьма неприятные, а порой, и непредсказуемые последствия.
      Неадекватное поведение может проявляться:
      ·         в устойчивой, ярко выраженной агрессии по отношению к окружающим;
      ·         проявление болезненной, не обусловленной характером человека замкнутости;
      ·         навязчивыми, не имеющими здравого объяснения, действиями;
      ·         в рассуждениях, не имеющих отношения к окружающей действительности, и многими другими симптомами.
         Все вышеперечисленные признаки могут быть проявлением уже имеющихся или развивающихся форм таких серьезных психических заболеваний, как шизофрения (психозы). В некоторых случаях причиной устойчивого неадекватного поведения могут быть запущенные формы тяжелых депрессий.
      Признаками неадекватного поведения являются рассогласованность между мотивами и действиями, вербальным и реальным планом, намерениями и результатом действий. При этом ослабляется сознательный контроль реализации действий, управление поведением становится неоптимальным.
      Для родственников, чьи близкие страдают тем или иным психическим расстройством, может оказаться полезной информация о начальных проявлениях психоза или о симптомах развернутой стадии заболевания. Тем более полезными могут оказаться рекомендации о некоторых правилах поведения и общения с человеком, находящимся в болезненном состоянии.
         В реальной жизни часто бывает трудно сразу понять, что происходит с человеком, особенно если он напуган, подозрителен, недоверчив и не высказывает прямо никаких жалоб. В таких случаях можно заметить лишь косвенные проявления психических расстройств. Психоз может иметь сложную структуру и сочетать галлюцинаторные, бредовые и эмоциональные расстройства (расстройства настроения) в различных соотношениях. Приведенные ниже признаки могут появляться при заболевании все без исключения либо же по отдельности.
         Характерными признаками психического или поведенческого расстройства являются: нарушения мышления, настроения или поведения, которые выходят за рамки существующих культурных убеждений и норм. В большинстве случаев эти симптомы связаны с угнетенным состоянием человека и препятствуют выполнению им своих функций.
      II.  Психические расстройства
      При психических расстройствах развиваются симптомы, которые замечают пациенты или их близкие. Эти симптомы включают:
      ·               физические симптомы (например, боль и нарушения сна);
      ·               эмоциональные симптомы (например, ощущения печали, страха или тревоги);
      ·               когнитивные симптомы (например, трудности четкого мышления, патологические убеждения, нарушение памяти);
      ·               поведенческие симптомы (например, агрессивное поведение, неспособность выполнять повседневные функции, злоупотребление психоактивными веществами);
      ·               перцептивные симптомы (например, пациенту кажется, что он видит или слышит то, что не видят и не слышат другие люди).
      Для различных расстройств характерны конкретные ранние признаки. Людям, у которых проявляются перечисленные выше симптомы, настоятельно рекомендуется обращаться за профессиональной помощью в случае, если эти симптомы устойчивы, вызывают в значительной степени угнетенное состояние или препятствуют выполнению повседневных функций.
      В число психических расстройств входят: депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, шизофрения, умственная отсталость, детский аутизм и слабоумие. Психические расстройства могут развиваться у мужчин и женщин в любом возрасте, независимо от их расовой и этнической принадлежности. Несмотря на то, что причины многих психических расстройств полностью не поняты, считается, что на их развитие влияет сочетание таких биологических, психологических и социальных факторов, как стрессовые жизненные события, трудная обстановка в семье, болезни мозга, наследственность или гены, а также медицинские проблемы. В большинстве случаев психических расстройств возможна их диагностика и эффективное лечение.
      III. Проявления слуховых и зрительных галлюцинаций:
      ·               разговоры с самим собой, напоминающие беседу или реплики в ответ на чьи-то вопросы (исключая замечания вслух типа "Куда я подевал очки?");
      ·               смех без видимой причины;
      ·               внезапное замолкание, как будто человек к чему-то прислушивается;
      ·               встревоженный, озабоченный вид; невозможность сосредоточиться на теме разговора или определенной задаче;
      ·               впечатление, что ваш родственник видит или слышит то, что вы воспринять не можете.
      IV. Появление бреда можно распознать по следующим признакам:
      ·               изменившееся поведение по отношению к родственникам и друзьям, появление необоснованной враждебности или скрытности;
      ·               прямые высказывания неправдоподобного или сомнительного содержания (например, о преследовании, о собственном величии, о своей неискупимой вине.);
      ·               защитные действия в виде зашторивания окон, запирания дверей, явные проявления страха, тревоги, паники;
      ·               высказывание без явных оснований опасений за свою жизнь и благополучие, за жизнь и здоровье близких;
      ·               отдельные, непонятные окружающим многозначительные высказывания, придающие загадочность и особую значимость обыденным темам;
      ·               отказ от еды или тщательная проверка содержания пищи;
      ·               активная сутяжническая деятельность (например, письма в милицию, различные организации с жалобами на соседей, сослуживцев и т.д.).
      Одно из наиболее распространенных психических расстройств – алкоголизм. Психологические исследования личности алкоголиков показали, что им свойственны такие черты, как глубинная, внутренняя тревога, неуживчивость, склонность перекладывать вину на окружающих. Становится, однако, все более очевидным, что эти и другие черты могут быть как причиной алкоголизма, так и его следствием, и представление о наличии т.н. алкогольных черт личности остается недосказанным. В настоящее время развитие алкоголизма связывают не столько со специфическим типом личности, сколько с комбинацией глубинных психологических, физиологических и социальных факторов. Более того, термин «алкоголизм» все реже употребляется специалистами, так как он не дифференцирует различные степени расстройства. Для наиболее тяжелой его формы используют термин «алкогольная зависимость»; ее следует отличать от «пьянства» и «злоупотребления алкоголем» как менее тяжелых расстройств.
      Пристрастие к другим веществам, таким, как лекарственные препараты, галлюциногены, наркотики или табак, тоже может вызываться комбинацией психологических и социальных факторов. Опасность, связанная с пристрастием, и тяжесть токсических осложнений зависят от химической природы используемых веществ. При употреблении большинства из этих средств возникает тенденция к формированию психической зависимости, т.е. привычки только к получаемому удовольствию, а не физической потребности в препарате.
      V.  Признаки наркотического опьянения:
      производными конопли:
      ·         болтливость, смешливость, дурашливость, нарушение координации движений, "заплетающаяся" речь;
      ·         своеобразный блеск глаз ("стеклянный глаз"), расширение зрачков;
      ·         покраснение лица, особенно верхних век, жажда, повышение аппетита, повышение пульса.
      производными опия:
      ·         резкое сужение зрачков, благодушие, приподнятое настроение, оживление речи и мимики;
      ·         бледность лица, сухость губ, снижение частоты пульса.
      снотворными и успокаивающими средствами:
      ·         изменчивость настроения (оживленность и многоречивость легко сменяются раздражительностью и агрессивностью);
      ·         расстройства координации движений (шаткая походка) и невнятная речь;
      ·         назойливость, трудность при произнесении слов, склонность много раз повторять одно и то же, бледность лица.
      возбуждающими препаратами:
      ·         беспричинная веселость, суетливость с нарушением координации движений, ускоренная и непосредственная речь;
      ·         расширение зрачков, блеск глаз, сухость губ, учащение пульса.
      летучими веществами:
      ·         запах химических препаратов от человека;
      ·         возбужденность или заторможенность, покраснение лица, расширение зрачков, выраженный блеск глаз, неустойчивость при движении, тремор конечностей (дрожание рук и т.д.).
      VI. Факторы, дающие основания для включения в группу риска:
      1.      Региональный: следует обращать внимание на граждан, прибывших из районов с высоким уровнем развития наркомании. Это большинство крупных городов, Дальний Восток, Северный Кавказ, Поволжье, Краснодарский край, Ростовская, Астраханская и Челябинская области.
      2.      Наследственность: исследования показывают, что наркоманами часто становятся лица, у которых родители (чаще отец) или близкие родственники болели алкоголизмом или страдали психическими заболеваниями.
      3.      Пристрастие к алкоголю или раннее знакомство с ним.
      4.      Общение с наркоманами, алкоголиками, асоциальными и криминальными элементами.
      5.      Нахождение на учете и приводы в милицию, привлечение к ответственности за мелкие правонарушения.
      6.      Социальная незрелость, неразвитость психологических качеств и подверженность чужому влиянию.
      7.      Пониженное настроение, связанное со стрессовыми состояниями, с переживаниями по поводу лишений и утрат, стремление к уединению.
      8.      Пониженная адаптация к службе, психологические травмы, полученные в результате действий в условиях экстремальных ситуаций.
      9.      Страсть к азартным играм.
      10.    Признание в том, что наркотики употреблялись ранее, или открытые высказывания о том, что наркотики не приносят заметного вреда, частое обсуждение тем, связанных с лекарствами.
      11.    Перенесенные ранее тяжелые и длительные заболевания, в том числе и психические, изменение характера и отношения к службе и т.д.
       Шизофрения (от греч. schizein – расщепление и phren – разум) – одно из «больших» психических расстройств. Обычно это хроническое и постепенно развивающееся заболевание, которое часто начинается в подростковом или юношеском возрасте. Оно имеет множество разнообразных симптомов, которые постепенно прогрессируют, все более ограничивая возможности больного, пока, наконец, не затрагивают всю его личность, воздействуя на поведение, эмоциональные реакции, мышление и жизнедеятельность.
       Паранойя (бредовое расстройство). Ранее это состояние определяли как синдром, связанный с шизофренией, но в настоящее время паранойю рассматривают как самостоятельный тип психического расстройства, который характеризуется тенденцией обвинять людей и приписывать им злой умысел. Во многих случаях преобладают необоснованная подозрительность, недоверчивость, ревность и зависть, мнительность, страх преследования и идеи величия. Эти симптомы часто бывают объединены в своеобразную бредовую систему.
      Маниакально-депрессивный психоз – тяжелое психическое заболевание, затрагивающее в основном настроение больных. Его называют также биполярным аффективным расстройством. Заболевание характеризуется повторяющимися приступами маниакального возбуждения, сменяющимися периодами депрессии. Между этими приступами у больных может восстанавливаться нормальное состояние. Во время маниакальной фазы настроение настолько приподнято, что возникают беспокойство, бессонница, скачка мыслей, повышенная агрессивность и раздражительность. Во время депрессивной фазы, которая может длиться неделями и месяцами, отмечается психическая заторможенность, выражающаяся в замедлении физической и интеллектуальной деятельности, общей утомляемости, апатии, ощущении неудачи, безнадежности, собственной греховности, а также в ипохондрических идеях и представлениях, что жизнь уходит из тела, навсегда теряется здоровье, надвигается смерть. Депрессия обычно сопровождается значительным снижением самооценки. Часто это заметно уже по внешнему виду и поведению человека. При тяжелой депрессии существует постоянный риск самоубийства, так как саморазрушительные тенденции выходят из-под контроля.
      Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, может быть признана судом недействительной в соответствии с пунктом 1 статьи 177 ГК РФ по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
      В данном случае речь идет о таких состояниях вполне дееспособного лица (гражданин может не состоять на учете в ПНД/НД), которые временно лишают его возможности осознанно выражать свою волю. В болезненном состоянии, во сне, в состоянии аффекта человек не может в полной мере отдавать отчет в своих действиях. Воля при совершении сделки в таких случаях либо вовсе отсутствует, либо совершенно не соответствует той воле, которая была бы у данного лица, если бы оно находилось в здравом уме и твердой памяти. В судебной практике в качестве примеров данного состояния рассматриваются случаи, когда сознание нарушается в связи с высокой температурой тела, перенесенным стрессом (например, после смерти близкого человека), наступлением временного и внезапного умственного расстройства, не дающего оснований для признания гражданина недееспособным.
      Таким образом, основанием признания сделки недействительной является фактическая недееспособность лица, совершающего сделку. В отличие от юридической недееспособности, которая имеет постоянный характер и связывается законом либо с достижением определенного возраста (ст. 21, 26, 28 ГК РФ), либо с признанием недееспособности или ее ограничением в судебном порядке (ст. 29, 30 ГК РФ), в данном случае недееспособность носит временный характер.
      Особую сложность имеет процесс доказывания фактически недееспособного состояния. Вывод о таком состоянии можно сделать как на основе внешних обстоятельств и обстановки, в которой совершалась сделка, так и на основе анализа психического состояния действующего лица. Однако любые внешние обстоятельства (поведение лица и т.п.) имеют лишь косвенное значение для подтверждения того, было ли лицо способно понимать значение своих действий или руководить ими. Основными доказательствами будут являться данные о внутреннем, психическом состоянии лица на момент совершения сделки. Поэтому судебная практика идет по пути привлечения данных медицинских обследований, а также экспертов, способных дать квалифицированную оценку психическому состоянию лица.
      На основании вышеизложенного, в случае появления сомнений в адекватности гражданина (клиента, участника сделки) необходимо пригласить специалиста для проведения медицинского освидетельствования, поскольку только специалист может определить наличие психического расстройства (заболевания) такого лица.
×